Победа и беда Архимеда

Наконец не выдержав тягостного молчания, Марат нарочито высокопарно спросил:
– О, мудрейший Котофей! Объясни мне, все-таки, в чём кроется секрет твоего волшебного хвоста?
– Почемяу ты меня Котофеем назвал? – настороженно спросил кот. – Я ведь не Котофей, а Юркий Кот.
– Дело в том, что в сказках волшебниц называют феями. Следовательно, волшебник должен называться «фей». Вот и получается, что кот-волшебник попросту будет зваться «кото-фей». Мне хочется узнать, не является ли твой хвост неким волшебным винтом наподобие винта Архимеда, переносящим нас по барханам времени? Кстати, не перенесёт ли меня к Архимеду твой волшебный хвост? Давно мечтаю на его винтовой подъёмник воды посмотреть! И ещё хочется узнать, какой электромотор крутит винт этого подъёмника воды?! – сказал Марат и, немного помолчав, добавил. – Может быть, там и кого-нибудь из твоих предков встретим…
– Легко! – услужливо ответил Юркий Кот. – Особенно после того, как ты меня величаво назвал Котофеем. Но имей в виду, что мы попадём в 236 год до нашей эры на остров Сицилию и к тому времени электродвигатели ещё не были изобретены.
– Вот как?! – удивился Марат. – Разве древние греки не пользовались электричеством? Ведь известно, что греческий философ Фалес Милетский обнаружил, что, если потереть янтарь, он начинает притягивать легкие предметы. Древние греки янтарь называли электроном, значит, уже тогда существовала электроника.
– Эх ты электронщик! – язвительно вздохнул Юркий Кот.
…Пройдя через вереницу «ньютоновских» колец, Марат и Юркий Кот оказались у небольшой речки. На берегу, завернувшись в тунику и накинув поверх неё белоснежную тогу с пурпурной каймой, сидел Архимед и задумчиво что-то рисовал длинной тростиночкой на выровненной песчаной поверхности. Невдалеке тощий, но мускулистый мужчина вращал за рукоятку винт, установленный внутри расположенного под углом около сорока градусов к горизонту наклонного кожуха, один конец которого был погружён в воду. При этом винт захватывал своей кромкой толику воды, после чего эта вода, переливаясь по винтовой поверхности, поднималась вверх и сливалась в лоток, расположенный на несколько метров выше уровня воды в речке.
Архимед на миг оторвал взор от своего чертежа и заметил стоящего невдалеке Марата, с интересом разглядывающего водоподъёмный винт.
– Юноша с кошечкой, что тебя привело сюда! Что ты здесь выискиваешь? Что ты здесь вынюхиваешь?– строгим голосом спросил Архимед. – Случаем, не римский ли ты лазутчик?!
Марат подошёл к Архимеду и несмело спросил:
– Скажи мне, достопочтенный старец! Правда ли то, что ты сжёг римские корабли, направив на них солнечные лучи с помощью тысячи зеркал?
Услышав эти слова, Архимед встрепенулся, и радость озарила его лицо.
– О, юноша! Теперь я знаю, что ты не римский шпион! Блестящую идею подсказал ты мне, отрок! Это же надо такое придумать! Обязательно использую эту идею, чтобы поджечь вражеские суда! – воскликнул Архимед и побежал в сторону города Сиракуз с восторженными криками «Эврика! Эврика!»
– Ну и что ты ему наврал? – ехидно спросил Юркий Кот, примеряя к своей лапе оставленные рядом с чертежом, чьи-то следы, похожие на кошачие.
– Ничего я не врал, а лишь спросил про зеркала, – стал оправдываться Марат.
– Мне почудилось, что он закричал «Врика!», – недоумённо произнёс Юркий Кот. – Вот я и спрашиваю, что ты ему наврал?
– Он кричал «Эврика!», – ответил Марат. – Однажды нам на уроке рассказывали о том, что царь Сиракуз Гиерон засомневался в честности мастеров и поручил Архимеду определить, из чистого ли золота сделана царская жертвенная корона. Сложность задачи состояла в том, что практически невозможно было в кратчайшее время определить объём короны с её изумительными очертаниями. Архимед долго размышлял над этой проблемой и случайно нашёл остроумное решение задачи, когда садился в ванну. Через край ванны вытекло столько воды, объём которой был равен объёму погруженной в ванну тела Архимеда. Он мгновенно сообразил, что находится на пороге величайшего открытия, поскольку тело человека тоже имеет невообразимую сложную форму. В величайшей радости от своей находки Архимед нагим побежал домой с криком «Эврика!», что означает «Нашёл!». Прохожие удивленно оглядывались на очумевшего Архимеда, тем более, что он орал благим матом. Прибежав домой, он опустил корону в сосуд с водой и измерил количество вытесненной короной воды. Зная объём и массу короны, Архимед вычислил плотность металла короны и сопоставил его с плотностью чистого золота.
– И что же выяснилось?
– Оказалось, что мастера обманули Гиерона…
Вдруг над головой собеседников с жужжанием пролетела тяжёлая каменная глыба. Марат посмотрел в ту сторону, откуда она прилетела, и увидел странное сооружение в виде деревянной рамы, на которой была размещена огромная ложка. Ручка этой ложки была помещена в скрученный из каких-то верёвок жгут, а ковшик был подтянут канатом к барабану. Возле этого странного сооружения копошились римские легионеры. Они положили в ковш очередной булыжник и при помощи рычагов стали крутить барабан, натягивая тем самым канат.

Байки юркого кота

– Что это такое?! – вскричал Марат.
– Ты не знаешь, что такое катапульта? – удивился Юркий Кот. – Это же метательная машина, приводимая в действие силами упругости скрученных сухожилий или волос. Катапульты позволяют метать каменные ядра, брёвна и бочки с горящей смолой на сотни метров. Отдельные виды катапульт запускают стрелы длиной до 185 см и массой до 1,5 кг на расстояние до 150 метров.
– Знаю я, что такое катапульта!
– Но ты же сам спросил: «Что это такое?».
– Я возмущаюсь, что это такое?! Почему пуляют каменными ядрами по нам?
– Мы находимся в зоне досягаемости катапульты, вот и пуляют. Видимо, римляне приняли нас за противника. Что-то здесь становится чрезмерно жарко, надо быстрее уматывать отсюда!
– Погоди, нам нужно срочно предупредить Архимеда о возможном нападении римских войск на Сиракузы, – забеспокоился Марат.
– Это невозможно! Мы не можем вмешиваться в прошлое, дабы не повлиять на будущее, – отрезал Юркий Кот.
– Я читал, что Архимед погиб от рук римского солдата при взятии города Сиракуз войсками Марцелла во время второй Пунической войны. Был убит оружием, который был изобретён жестокосердечным изобретателем и изготовлен жестокосердечным мастером, – с дрожью в голосе произнёс Марат.
– Да брось ты сентиментальничать! Повторяю, прошлое мы не можем изменить. Познавая прошлое, мы лишь можем делать для себя надлежащие выводы, дабы не повторить ошибок прошлого, – начал успокаивать Марата Юркий Кот и, видимо, имея что-то своё, добавил. – Познавая прошлое, мы можем составлять ещё и свою родословную.
– Но ведь римские корабли были сожжены при помощи множества зеркал. Получается, что именно я подкинул такую идею Архимеду, и мы непроизвольно вмешались в ход истории, – возразил Марат.
– Да с этими злосчастными зеркалами небольшая неувязочка вышла! Казус, так сказать! Но это не значит, что мы изменили прошлое. Современные исследования не подтверждают того, что Архимед мог сжечь корабли противника при помощи системы зеркал.
– Мне очень жаль Архимеда! Убьют ведь его, убьют! – непрошенная слеза скатилась по щеке Марата.
– Почему это жаль? Его любили, его уважали, его боготворили!
Юркий Кот хотел осушить слезу Марата своим пушистым хвостом, но как только хвост коснулся лица Марата, так сразу же поплыли кольца Ньютона перед глазами наших бродяг по времени и пространству.

 

Содержание

Байки Юркого Кота – Победа и беда Архимеда
Оцените данную страницу

Расскажите в социальных сетях или обсудите в комментариях →